FAQ

Часто задаваемые вопросы:

Вы занимаетесь только канис-терапией?

Нет, я занимаюсь индивидуальными консультациями по самым разным запросам клиентов.

Канис-терапия ― это мой большой профессиональный интерес в рамках психотерапии/коучинга, но это не значит, что я занимаюсь только ей или рекомендую ее всем клиентам подряд. Канис-терапия не всем нужна, не всем полезна, а также любой клиент имеет право более чем спокойно относиться к домашним животным в принципе либо иметь физические или психологические ограничения, из-за которых не может или не хочет работать с собакой (например, аллергия, астма, боязнь собак и т. д.). Это нормально.

Чем канис-терапия может быть полезна именно мне?

Очень сложный вопрос, ответ на который можно дать только индивидуально, после того как мы с вами поближе познакомимся. Все зависит от той задачи, которую вы ставите мне как вашему консультанту и от тех способов ее решения, которые мы подберем по ходу терапии.

Возможность и целесообразность приглашения собаки-терапевта на консультацию в каждом случае решается индивидуально ― с учетом ваших пожеланий и ситуации в целом.

С собакой или без ― вот в чем вопрос

Несколько слов о том, чем канис-терапия отличается от обычной сессии.

Если вы обращаетесь ко мне за консультацией, привлечение к нашей работе собаки ― вовсе не обязательное условие и не панацея. Начнем мы в любом случае с одной или нескольких стандартных встреч, которые будут проходить вполне обычным образом ― только вы и я, без участия третьих, в том числе собачьих лиц.

Помощь собаки может быть включена в стандартную терапевтическую или коучинговую сессию, если вы захотите поучаствовать в одной из текущих программ по канис-терапии и пройдете по критериям включения в эту программу. Решение по этому поводу принимается в каждом случае индивидуально.

А не очередная ли это модная фишка для любителей котят и щенков?

Нет, не фишка. Это полноценный, стремительно развивающийся подход в терапии, подкрепленный научными данными, объем которых растет буквально с каждым днем.

Канис-терапия - это не просто общение с животным ради общения, но работа, ориентированная на запрос клиента, в которой животному отводится роль не менее значимая, чем самому терапевту. Собаку не случайно называют котерапевтом. Она ― настоящий ассистент специалиста, коллега и профессионал своего дела.

Сегодня квалификация  современных собак-котерапевтов подтверждается сертификатом, который выдается после прохождения ими тестирования и экзаменов. В 1989 году известная образовательная организация в сфере животных Delta Society (petpartners.org) (теперь Pet Partners) разработала специальные стандарты по сертификации собак-терапевтов. В настоящее время Pet Partners (petpartners.org) и несколько других международных организаций (International Society for Animal Assisted Therapy (aat-isaat.org), Animal Assisted Intervention International (aai-int.org)создают актуальные рекомендации по проведению терапии с участием животных, на которые ориентируются специалисты и лечебные учреждения по всему миру.

Как долго длится сессия с собакой?

Обычная консультация длится около часа. В случае, когда в индивидуальной терапии принимает участие собака, часовая консультация, как правило, удлиняется до полутора часов и включает в себя эпизоды, где мы работаем втроем: клиент, мой уважаемый четвероногий котерапевт и я. Не волнуйтесь, если это ваш случай, мы все подробно обсудим, и я отвечу на все ваши вопросы.

Почему никто в мире не использует для терапии собаку клиента?

Канис-терапия и вообще терапия с участием животных ― сравнительно новое направление в медицине и психотерапии, и сейчас оно только набирает популярность. Больше всего собак-терапевтов используют в США, Канаде и в некоторых странах Европы, хотя постепенно программы по терапии с животными получают распространение во всем мире.

По объективным причинам психологи, коучи или специалисты других помогающих профессий, как правило, не имеют времени или мотивированного интереса получать дополнительное глубокое образование в сфере обучения и поведения животных. В случае включения в свои практики метода канис-терапии им проще положиться на помощь зоопсихологов, профессиональных тренеров, опытных волонтеров и младшего медперсонала ― специалистов, которые будут заниматься отбором и обучением собак, контролировать уровень их стресса во время работы, решать, когда нужно сделать перерыв или когда для пушистого терапевта приходит время уходить на пенсию.

Такой подход абсолютно оправдан по многим причинам.

Во-первых, собака-терапевт работает с достаточно большим количеством разных людей и должна уметь переключаться в зависимости от ситуации. Это тяжелая работа, и животное устает. Именно поэтому рядом с собакой всегда должен быть человек, который может оценить уровень ее общего и текущего стресса. Это тот важный момент, который обязательно должен понимать и хозяин собаки-терапевта.

Во-вторых, программа по канис-терапии в кабинете психотерапевта/психолога/коуча часто носит в его консультациях вспомогательный характер, и ему ни к чему погружаться в сложные особенности работы дрессировщика, если только собаки и дрессировка не являются его хобби и он не готов тратить бесценные часы сна на длительное трудное обучение и отработку практических навыков еще и в этой области.

Если моя собака будет работать котерапевтом, пойдет ли ей это на пользу, нет ли здесь каких подводных камней?

Приглашая к терапии собаку клиента, мы обязательно рассматриваем вопрос о том, что даст участие в данном мероприятии вашей собаке. Будет ли она чувствовать себя комфортно в отведенной роли, пойдет ли ей все это на пользу, не принесет ли, напротив, вреда?

При отсутствии специальных ограничений соучастие в терапии хозяина собаке совершенно точно не вредит, а, как правило, наоборот, идет на пользу ее отношениям с человеком.

Итак, если все условия, приведенные ниже, соблюдены:

  • вас интересует консультация психотерапевта/коуча;
  • у вас есть собака;
  • вы готовы попробовать включить в ваши индивидуальные консультации в качестве вспомогательной методики элементы канис-терапии именно с вашей собакой под руководством опытного специалиста

В таком случае ― добро пожаловать нашу в программу по канис-терапии с участием вашей домашней собаки!

Что нужно, чтобы стать профессиональной собакой-терапевтом, которая сможет помогать другим людям?

В первую очередь, конечно, нужно быть собакой!

Ну, а если серьезно, то все достаточно серьезно.

Первая ступень на пути собаки в терапевты ― отбор по критериям. Собаки-претенденты должны быть очень любвеобильными, хотеть общаться с людьми и получать удовольствие от этого общения. Не всем мохнатым это приятно. Многие питомцы рады членам семьи, но не особо в восторге от посторонних: напрягаются от поглаживаний или даже от присутствия чужих людей в одном с ними помещении. Более того, некоторые домашние собаки и от своих-то собственных хозяев лишь терпят тактильные способы коммуникации ― поглаживания, объятия или другие активные прикосновения. Такие собаки не подходят для терапии.

Если владелец готов заниматься с собакой, то, бывает, что изначально недостаточно социальные собаки успешно развивают нужные для работы терапевтом навыки. В случае успешного разрешения проблем и прохождения экзамена они могут получить сертификат, дающий право работать с людьми.

Собака-терапевт должна быть хорошо социализирована, чтобы оставаться спокойной и неагрессивной, не испытывать стресс и не перевозбуждаться в присутствии других собак, большого количества людей, резких звуков, вскриков, не бояться прикосновений ― в том числе неожиданных и иногда неприятных, ― спокойно реагировать на людей с нарушенной координацией движений, необычной мимикой или поведением, опирающихся на костыли, ходунки, передвигающихся в инвалидном кресле и т. д. Для нормальной, вполне здоровой домашней собаки многое из перечисленного выше будет поводом для серьезного стресса. Вообще, для собаки как вида такой стресс ― это нормальная реакция на нестандартную коммуникацию или необычную ситуацию, если ее к этому не готовить. Конечно, есть собаки, которые вырастают спокойными и готовы на общение с чужими людьми без какой-либо подготовки: но гораздо чаще будущую собаку-терапевта нужно специально выбирать, обучать и социализировать.

Поскольку для собаки в порядке вещей испытывать чувство дискомфорта в присутствии незнакомых или необычных стимулов (людей, запахов, других незнакомых собак, предметов и пр.), именно контролю уровня стресса у собаки-терапевта уделяется основное внимание на этапе отбора и дальнейшего обучения. Как раз на это и направлена основная часть финального экзамена, который сдает будущая собака-терапевт. Кроме того, каждый год или два собаки-терапевты проходят ресертификацию (реэкзаменуются), чтобы подтвердить свою квалификацию и то, что они все еще могут выполнять свою работу в удовольствие, а не в ущерб собственному психологическому и физическому здоровью.

С точки зрения формальной дрессировки такой собаке не обязательно уметь так уж много ― все в рамках общего послушания. Собака должна знать простые команды вроде «сидеть», «лежать», «жди», уметь сбегать за игрушкой и принести ее хозяину, спокойно ходить на провисшем поводке, подходить по команде «ко мне». Многих собак также обучают нескольким простым трюкам. Все остальное ― опционально и зависит от конкретного типа работы или программы по канис-терапии, куда собаку затем включают.

Прекрасная новость состоит в том, что собака-котерапевт ― это не конкретный размер и не определенная порода. Это, можно сказать, призвание. Темперамент и положительное отношение животного к процессу ― вот самые важные характеристики собаки-ассистента.

Так что:

  • если вы живете на полуострове Бодрум;
  • если у вас есть большая или маленькая, породистая или нет, но главное ― собака;
  • если вы хотите стать одним из волонтеров в нашей программе, протестировать, обучить и сертифицировать своего четвероногого друга в качестве терапевта, чтобы он нес в мир еще больше света и радости, меняя не только вашу жизнь, но и жизнь других людей к лучшему, напишите нам наэлектронную почту.

Контакт собаки и хозяина: какие возможности для терапии он несет?

В этологии (науке о поведении животных) говорят, что хозяин ― это база безопасности собаки.

Иными словами, собака чувствует себя увереннее и более защищенной, когда рядом с ней хозяин. Чем сильнее взаимное доверие, привязанность и дружба собаки и хозяина, тем стабильнее и позитивнее поведение животного в его присутствии. Так, например, если в рамках эксперимента поместить собаку в комнату рядом с хозяином, с которым у собаки тесная связь, она будет более активна и уверена в себе. Она будет приветливо реагировать на окружающих, охотно обследовать новое место, в котором оказалась, в целом будет смелее. Однако, если хозяин оставит ее одну в незнакомом месте и уйдет, а собака за ним последовать не сможет, она станет более робкой, часто хуже будет идти на контакт с чужими или может просто сесть возле двери и ждать возвращения хозяина, не реагируя ни на что вокруг.

Если отношения собаки и хозяина таковы, что хозяин выступает в роли мудрого наставника и позитивного лидера, который не пугает собаку своим поведением и реакциями, не строит обучение и общение на наказаниях, дружелюбно управляет ею, обучает и поддерживает, когда собака теряется, а также успешно контролирует обстановку вокруг, тогда со временем у них формируются глубокие дружеские отношения и тесная привязанность. Именно в условиях таких доверительных отношений собака нормально растет и развивается, доставляя хозяину минимум проблем. И даже если она оказывается в ситуации, в которой ей некомфортно, она все равно остается уверенной, спокойной и послушной.

🐾 Очень важно помнить, что, если собака ведет себя «плохо» ― это не каприз и не «назло», это значит только одно: она не знает, как поступить по-другому, или физически не способна действовать иначе. Иными словами, собака нуждается в дополнительном внимании и обучении. 🐾

Сегодня, благодаря огромному количеству исследований, посвященным дрессировке собак, анализу причин и последующей коррекции их проблемного поведения, мы знаем, что собака не может предумышленно вести себя нежелательным для хозяина образом. Не зная, как поступить «правильно» или не имея физической возможности в конкретной ситуации оправдать ожидания хозяина, собака будет реагировать так, как реагирует собака: прыгать, лаять, кусать, бежать, хватать и т. д. То есть демонстрировать естественное поведение собаки как биологического вида.

Так, например, откуда собаке знать, что радостно прыгать на гостей и весело вылизывать их лица ― это не лучший способ поздороваться, и не всем он нравится? Вылизывание лица старших ― проявление инфантильного дружелюбного поведения, свойственного щенкам и сохраняющегося у многих взрослых животных. У хозяина в голове, конечно, может быть своя более удобная схема встречи гостей собакой: получив разрешение, собака должна спокойно подойти и вежливо поприветствовать, после чего отправиться на свое место. 
Радостно прыгать в попытке дотянуться до лица ― естественно для собаки. Сдержанно и с достоинством желать доброго вечера ― то, чему ее может научить хозяин.

Бывает так, что собаке физически некомфортна какая-то ситуация. В состоянии этого ситуативного стресса она может реагировать не так, как хотелось бы хозяину, даже если при других условиях будет склонна послушаться. Например, испытывая беспокойство в присутствии постороннего человека, собака может не выполнить команду «лежать» просто потому, что она не чувствует себя в безопасности. Животное в стрессовой ситуации должно быть готово к защите или быстрому отступлению. Но для обоих этих действий положение «лежа» ― невыгодно.

Хозяин, который замечает сигналы дискомфорта, транслируемые собакой, может начать приучать ее оставаться спокойной в присутствии других людей, а также обеспечить ей получение положительного опыта от общения с ними (например, каждый незнакомый гость будет угощать собаку вкусненьким). А еще он может ограничивать общение посторонних с его собакой в тех случаях, когда она беспокоится. По мере такого взаимодействия, животное постепенно научится больше доверять и незнакомцам, и ― в первую очередь ― хозяину, поскольку будет знать, что в его присутствии может случиться что-то хорошее, а вот вероятность неприятного развития событий почти нулевая.

Если хозяин не защищает собаку и не помогает ей адаптироваться в трудных условиях, то собака вынуждена решать проблему самостоятельно. А какие варианты реакций в арсенале у собаки? Лаять, спасаться бегством (если есть куда отступить) и, наконец, рычать и даже кусаться. Все это, как правило, хозяин классифицирует как нежелательное поведение. В то время как собака уверена, что у нее попросту нет выбора.

Получается, чтобы собака вела себя «хорошо» в понимании хозяина, она должна: а) научиться это делать и б) знать, что может доверять хозяину в тех случаях, когда не может сама контролировать ситуацию, и всегда иметь поддержку в лице своей базы безопасности.

🐾 В эмоциональной привязанности хозяина к собаке кроется огромнейший терапевтический ресурс. 🐾

Пока хозяин обучает собаку, гуляет с ней, проводит время, общается, даже когда собака просто лежит рядом, пока хозяин читает или смотрит телевизор, их привязанность растет и крепнет. Делается более глубоким их взаимопонимание.

И еще: чем счастливее хозяин, тем более счастливой чувствует себя собака, и наоборот. Такие сильные положительные эмоции в психотерапии можно назвать ресурсом, который поможет решить многие серьезные задачи и ляжет в основу терапевтических интервенций с участием собаки.

Я хочу записаться в программу по терапии с собакой. Что мне нужно для этого сделать? Могу ли я взять свою собаку?

Для начала напишите нам на электроннню почту или расскажите о своем желании узнать больше о программах по канис-терапии во время приема. Возможности канис-терапии довольно велики, и то, как именно собака может помочь конкретному клиенту (и нужно ли это), решать стоит индивидуально.

В чем разница между канис-терапией и такими способами взаимодействия с животными, когда собаки-терапевты приходят навещать пациентов клиник или, например, лошадки катают детишек из коррекционной школы?

Есть много способов привлекать животных для психологической помощи людям, и объединенное название для всех видов такой деятельности ― интервенции с участием животного (Animal Assisted Interventions).

В рамках этой деятельности выделяются отдельные «профильные» направления:

  1. «взаимодействие с животными» (Animal Assisted Activities; далее ― AAA);
  2. «терапия с участием животных» (Animal Assisted Therapy; далее ― AAТ);
  3. «обучение с помощью животных» (Animal Assisted Education; далее ― AAE).

AAA ― это часто неспецифическое общение с сертифицированной собакой-терапевтом, направленное на переключение внимания, получение приятных эмоций в процессе коммуникации, отвлечение от тяжелых переживаний и т. д. Конкретная цель зависит от целей конкретной программы. Собаки могут навещать больных в клиниках, людей в хосписах, детей в школах, наносить визиты в офисы компаний. Во время таких встреч люди могут гладить собаку, гулять с ней, смотреть, как она выполняет трюки, просто поговорить с животным или о нем друг с другом.

Положительный эффект от взаимодействия с собакой достигается не только за счет устанавливающейся теплой дружеской связи между человеком и конкретным животным, но и в целом от позитивного общения с любой собакой, влияющего на снижение уровня стресса, выработку серотонина, окситоцина и других биологически активных веществ с антидепрессирующим эффектом. Кроме того, это общение сопровождается приятными тактильными ощущениями от прикосновения к шерсти животного и т. д. (см.: «положительные эффекты канис-терапии с точки зрения науки»). Конечно, все это актуально в том случае, если человек хорошо относится к животным и сам идет с ними на контакт.

ААТ ― это более стратегический, ориентированный на достижение очень конкретной цели процесс, частью которого является собака-терапевт. Ключевой целью AAT-взаимодействия с животным является не просто общее снижение стресса, а конкретный навык, которому терапевт обучает клиента, и конкретный процесс, в котором собаке-ассистенту отводится определенная роль.

Данный тип воздействия подразумевает работу с достаточно широким кругом задач. Например, в рамках программы AAT в неврологическом отделении собака-котерапевт может привлекаться в работу для решения таких проблем, как, например, улучшение координации больных, находящихся на этапе реабилитации после инсульта. Гуляя с собакой, разговаривая с ней, расчесывая ее шерсть, поглаживая или другим образом взаимодействуя с животным, человек работает над восстановлением мелкой и крупной моторики, а также навыков речи, включаясь при этом в эмоционально приятное взаимодействие с животным.

Возможность привлечь в работу собаку становится для терапевта еще одним инструментом в его арсенале.

Работая с конкретным клиентом, специалист выстраивает стратегию терапевтического взаимодействия, планируя последовательно прибегнуть к тем или иным методам, находящимся в области его компетенции. На определенных этапах могут подключаться самые различные практики: например, гипнотерапия, техники поведенческой терапии, привлечение к участию в консультации членов семьи клиента для сессии семейной терапии и, наконец, ― приглашение в кабинет собаки-котерапевта.

Занятия с собакой могут проводиться как индивидуально, так и в группе.

ААЕ ― обучение с помощью собаки ― еще одна весьма занятная штука. Это, могут быть, например, логопедические занятия, где дети читают собакам или что-то им рассказывают, или практики по освоению упражнений на развитие когнитивных функций (концентрацию внимания, память и т. д.), встроенные во взаимодействие и игры с собаками, и прочие интересные активности в рамках работы нейропсихолога, педагога и других специалистов.

А есть еще какие-то собаки-ассистенты. Это еще что такое?

Собаки-ассистенты ― это еще одна специальная категория рабочих собак, которых часто путают с собаками-терапевтами. Их отбирают, обучают и сертифицируют совершенно иначе, чем будущих собак-терапевтов. Основная функция таких собак ― помощь людям с физическими и ментальными ограничениями здоровья.

Всем, конечно, известны собаки-поводыри. А еще есть собаки, которые обучены контролировать уровень глюкозы в крови у пациента, страдающего сахарным диабетом, и подавать хозяину сигнал о необходимости принять лекарство. Есть так называемые слышащие собаки для глухих. Есть собаки, обученные помогать людям с болезнью Альцгеймера, аутизмом, эпилепсией, посттравматическим стрессовым расстройством и т. д. Собак-ассистентов обучают индивидуально в соответствии с потребностями их будущего владельца и в последние годы привлекают для помощи людям с самыми разными ограничениями.

Например, во время эпилептического припадка собака-ассистент может предупредить хозяина о приближающемся приступе, позвать на помощь, а после того как кризис минует, поможет человеку быстрее придти в себя и успокоиться, если он слишком разволновался. Для детей с расстройствами аутистического спектра собаки-ассистенты становятся моделью налаживания связи с другими людьми, помогают в обучении контролю эмоций, развитию концентрации внимания и т. д.

Вы занимаетесь еще и гипнотерапией?

Верно, гипнотерапия ― одна из моих специализаций. Однако не стоит думать, что гипнотерапевт занимается тем же, что шоу-гипнотизер в популярной телевизионной передаче.

Гипнотерапия ― пожалуй, одно из самых мифологизированных направлений психотерапии, да и коучинга тоже. Если вы что-то об этом знаете, то поймете, что я имею в виду, говоря, что не занимаюсь классическим гипнозом, а работаю в рамках недирективного эриксоновского и генеративного подходов.

То есть если вы ищете специалиста, который погрузит вас в глубокий транс и внушит вам готовое решение проблемы или факт ее отсутствия, вынуждена вас расстроить: ничем не могу помочь. К тому же это не работает совсем или работает недолго ― как лекарство, которое на время снимает боль, но не избавляет от ее причины.

Я могу помочь вам наладить отношения с близкими людьми, преуспеть в работе, перестать тревожиться и преодолеть внутренние страхи, сбросить вес, отказаться от вредных привычек, начать регулярно заниматься спортом или решить другие задачи, но не путем прямого внушения и не с помощью чуда.

Суть работы гипнотерапевта не в том, чтобы «наколдовать» клиенту избавление от вредной привычки, а в том, чтобы помочь наладить контакт с самим собой и проработать те факторы, которые привели к развитию этой привычки и поддерживают ее.

В гипнотерапии действительно есть волшебство, но заключается оно вовсе не в отсутствии участия клиента в процессе, а в том, что трассовый опыт позволяет клиенту налаживать диалог с теми частями Я, которые недоступны его сознанию, и в этом диалоге с собственной глубинной сущностью находить наиболее правильные для него самого способы достижения поставленных целей.

Задумайтесь: проблема живет внутри вас и является частью вашей внутренней реальности. И в ней есть смысл. Любая проблема отражает некий механизм, с помощью которого человек взаимодействует с реальностью и адаптируется к ней. При этом в одном контексте проблема мешает, а в другом (или когда-то раньше) могла быть решением. То есть проблема, когда-то (недавно или в прошлом) служившая в конкретной ситуации инструментом взаимодействия с реальностью ― не исключено, что единственно возможным, ― в определенный момент исчерпала себя как механизм адаптации и превратилась в ограничение с точки зрения нормальной жизни. Мы тяготеем к привычкам, даже если они доставляют дискомфорт.

Курильщик курит, зная, что это вредно. Родитель может сорваться и накричать на ребенка, даже понимая, что это не лучший способ отреагировать на плохое поведение. Проблема решается (поведение/реакция меняется) тогда, когда находится новый, более эффективный механизм адаптации, а не тогда, когда гипнотизер навязчиво повторяет вам, что проблемы больше нет.

Истинная задача гипнотерапевта ― помочь клиенту понять, какой внутренний смысл или механизм порождает проблему и как этот механизм может работать в других ситуациях. Разобравшись вместе с клиентом в принципах его работы, гипнотерапевт может помочь клиенту отыскать способ использовать тот же самый механизм себе во благо, таким образом трансформируя препятствие в решение.

Разве не любопытно будет узнать, что в том, что сегодня кажется проблемой, кроется ключ к удивительным открытиям, которые изменят вашу жизнь к лучшему?

Объясню на примере. Представьте себе приятного неконфликтного человека, который очень страдает от того, что не может отстоять свою точку зрения, защищая перед начальством свой проект на работе. Человек этот стремится к карьерному росту, и проблема ему явно мешает. Ситуация хотя и серьезная, но не однозначная: например, в других рабочих контекстах или в семье деликатность и мягкость клиента способствуют укреплению и дальнейшему развитию продуктивных отношений, порождают эмпатию, помогают избегать ненужных конфликтов и т .д.

То есть, решая задачу клиента, коучу/терапевту важно помочь ему не просто заменить неконфликтность на уверенность вообще, а учесть разные интересы клиента с учетом разных контекстов и научить его быть гибким: в одной ситуации уметь проявить мягкость и дипломатичность, в другой ― твердость и упорство и при этом оставаться собой. Более того, раз мягким и избегающим конфликтов человек стал достаточно давно, а проблема с карьерным ростом актуализировалась только сейчас (или недавно), выходит, раньше этот способ вести себя был наиболее эффективен и неоднократно оправдывал себя. И в результате стал привычным и закрепился, как постоянная черта характера. Теперь же в новых условиях клиент испытывает потребность использовать новую стратегию поведения: проявить себя увереннее, тверже в одном контексте (в разговоре с начальством), но при этом остаться прежним для своей семьи и друзей, сохранить существующие отношения. Или изменить их, но одновременно укрепить брак или дружеские связи, а не пошатнуть их целостность.

Жизнь не стоит на месте, мы все растем и развиваемся, нуждаясь в разных навыках на разных этапах жизненного пути. Это естественный процесс. И мой воображаемый клиент ― точно так же, как и все люди, ― сможет начать меняться, не потеряв себя прежнего, а раскрывая в себе новые качества и вырабатывая новые умения.

Очень важно, чтобы процесс вмешательства гипнотерапевта в эти изменения был более бережным и деликатным, чем прямое внушение, которое заставит человека внезапно перестать быть интеллигентным эмпатом с тонкой душевной организацией и превратит его в брутального, напористого мачо, который, не глядя, затопчет всех несогласных на своем пути.

Гипнотерапия, как и другие виды терапии/коучинга, стремится помочь клиенту выработать более эффективные механизмы взаимодействия с миром, но при этом специалист остается этичным и деликатным по отношению к индивидуальному внутреннему миру, опыту и потребностям клиента, помогая ему выстроить наиболее подходящие именно ему стратегии поведения.

Жизнь идет, а грабли-то все те же

Вам знакомо это ощущение, когда вы вроде бы понимаете, как надо жить (не раздражаться, не принимать близко к сердцу, не ссориться и спокойно поговорить, не бояться и т. д.), но делаете ровно наоборот? Вы будто зациклились в дне сурка, проигрывая один и тот же конфликтный сценарий. Ваше сознание словно отключается, оказавшись в трудной ситуации, и вами овладевает какая-то другая часть вашего Я. Жизнь идет, вы меняетесь, но некоторые вещи остаются неизменными, просто не попадают в пределы вашего контроля. И вы снова и снова наступаете на одни и те же грабли: ссоритесь с близкими; конфликтуете на работе и испытываете другие трудности в отношениях; хотите сменить род деятельности, но не можете; планируете свой бизнес и разбогатеть, а вместо этого не знаете, как отдать долги; вы хотите больше успеть, но за окном уже рассвет и опять пора бежать очередной круг.

Как будто внутри вас живут два разных человека, идущие в разные стороны и порождающие этот повторяющийся внутренний конфликт.

К счастью, с этим всем можно справиться. В сущности, работа коуча или психолога (в зависимости от запроса) как раз и состоит в том, чтобы помочь вам научиться менять свою жизнь к лучшему, избавляться от противоречий, становиться гибче и с легкостью принимать вызовы, которые бросает жизнь.

Работа психотерапевта или коуча ― помочь клиенту найти себя и договориться с собой таким образом, чтобы выиграли все «участники внутреннего конфликта».

В современной психотерапии используется множество различных методов и подходов.

Я выбрала своей основной специализацией гипнотерапию, хотя это далеко не единственное, что я делаю. Просто считаю, что гипнотерапия ― во многих случаях самый быстрый, эффективный и одновременно деликатный подход, позволяющий максимально аккуратно работать с внутренней реальностью и личным пространством клиента. Это такой изящный, почти ювелирный стиль работы, который дает возможность глубинно взаимодействовать практически с любой проблемой ― трудностями в построении отношений, повышением эффективности в работе, самоопределением, желанием изменить что-либо в своем физическом состоянии, нарушениями сна, преодолением страхов, проблемами с настроением и т. д.

Поход к психологу или коучу ― почти всегда трудное решение, и моя работа ― создать в своем кабинете для вас безопасное пространство, в котором проблемы становятся решениями и открывают новые дороги в вашей жизни.

Вынуждена вас разочаровать, или Еще немного заблуждений о гипнотерапии

Хочу кое о чем предупредить заранее ― чтобы вы, обратившись ко мне за гипнотерапией, не почувствовали себя обманутыми и не испытали разочарование.

*Во время сеанса вам не нужно обязательно отключаться и выпадать из реальности. Особенно если вы этого не хотите. Вопреки ожиданиям об образе типичного гипнотизера из кино или телевизионного шоу, я не стану считать до трех, раскачивать перед вами маятник или делать что-нибудь еще в этом духе.

*Современная гипнотерапия вообще не имеет никакого отношения к внушению в том смысле, в котором все обычно воспринимают слова «гипноз» и «внушение». Я наверняка предложу вам поисследовать те аспекты вашего чувственного опыта, на которые вы не привыкли обращать внимание и только если вам это будет интересно. Но не стоит ожидать, что я стану настойчиво внушать вам отсутствие у вас проблемы. Она ― есть. Поэтому вы и пришли, не так ли? Было бы глупо отрицать ее наличие, проблема не уйдет в смущении перед гипнотерапевтом. Моя задача ― помочь вам лучше познакомиться с самим собой, чтобы найти оптимальный способ решения имеющихся противоречий, который удовлетворит не только потребности вашей внешней реальности (в работе, семье и так далее), но и во внутренней реальности вашего Я.

Некоторые факты:

  • Научно доказано, что никакими внушениями невозможно заставить человека делать то, на что он принципиально не согласен; и уж точно попытки такого сомнительного воздействия на личность не имеют никакого отношения к терапии, то есть к помощи, лечению.
  • Любой человек может глубоко задуматься и уже через это несложное действие погрузиться в транс. Каждый человек время от времени погружается в состояние транса. Иногда на секунду, иногда так глубоко, что не слышит, когда к нему обращаются, и никак не реагирует на внешнюю реальность. Каждый из нас проделывает это несколько раз на дню, и в среднем как минимум полчаса в день мы проводим в состоянии транса разной глубины. Есть даже такие люди, которые проводят в состоянии транса большую часть жизни. Некоторых из них мы называем гениями, творческими личностями, талантливыми руководителями, в хорошем смысле просветленными и т. п. В общем, транс ― это нормальное состояние человека, такое же как сон и бодрствование. С другой стороны, транс ― это инструмент, который гипнотерапевт умеет использовать на благо клиента, а также обучает клиента пользоваться им самостоятельно.
  • Транс бывает позитивно и негативно окрашенным и в зависимости от типа может выводить человека на пик максимальной продуктивности или обозначать состояние глубокой депрессии. Терапевтический транс ― это состояние, когда человек получает доступ к тем внутренним переживаниям, которые обычно не осознаются, и именно это погружение позволяет ему с ними взаимодействовать.

Любая хорошая психотерапия, независимо от того, какие методы она использует, ― это всегда в той или иной степени возвращение к себе, осознание необходимости глубокого уважения к собственным ценностям и движение к достижению собственных целей через знакомство с глубинными частями Я. И эти все «я», «себе», «собственных» ― не потому, что все такие эгоисты, а потому, что мы можем по-настоящему любить кого-то, заботиться и создавать нечто важное во внешнем мире в большинстве случае только тогда, когда находимся в положительном контакте с самими собой. Банально, но факт.

Что говорят исследования о пользе собак и других животных-терапевтов для человека?

Наверняка многие из вас хоть раз слышали от кого-нибудь что-то типа: «У меня разболелся живот (любая другая часть тела), и моя кошка (собака) легла (прижалась) на больное место, и боль быстро прошла».

Сегодня терапевтический эффект от общения с животными многократно подтвержден научными исследованиями.

Если побродить по интернету или библиотекам, можно ознакомиться с большим количеством любопытных фактов и научных статей о пользе животных-терапевтов в самых разных клинических ситуациях.

Тезисно можно прочитать ниже.

Итак, многочисленные авторитетные исследования показывают, что общение с животными-терапевтами имеет ряд положительных эффектов как для физического здоровья, так и для психологического состояния человека.

Психологические эффекты:

  • Несложное и в большинстве случаев приятное действие ― погладить животное ― помогает людям как следует расслабиться, даже в тяжелой ситуации.
  • Известно, что когда человек прикасается к животному, у него повышаются уровни серотонина, пролактина и окситоцина в крови. Что, в свою очередь, вызывает улучшение настроения.
  • Общение с животным снижает тревогу.
  • Присутствие животного повышает субъективное чувство комфорта, снижает чувство одиночества.
  • Животное способствует ментальной стимуляции (животные могут стимулировать работу памяти у пациентов с травмами головы и хроническими заболеваниями вроде болезни Альцгеймера).
  • Животное может помочь человеку избежать неприятных переживаний или переключиться на что-то позитивное.
  • Животное может стать катализатором терапевтического процесса (помочь снизить начальное сопротивление и наладить раппорт с избегающими общения клиентами).
  • Животные оказывают положительное влияние на детей с расстройствами аутистического спектра. Многие дети чувствуют более глубокую привязанность к животным, и им кажется, что общаться с животными проще, чем с людьми. Кроме того, такие дети именно в присутствии животного на терапевтической сессии более склонны разговаривать и идти на социальное взаимодействие с другими людьми.
  • Животные способствуют развитию у человека навыков логического мышления, коммуникативных навыков и улучшению когнитивных способностей в целом.
  • Животные служат человеку примером в обучении и в коррекции коммуникационных проблем.
  • Участие в терапии животного помогает развивать и удерживать внимание и повышать интерес к занятиям.
  • Присутствие на сеансах животного повышает уровень мотивации и способствует более мягкой и быстрой адаптации к программе лечения/реабилитации.

Физиологические эффекты:

  • Участие животного-котерапевта в консультации способствует снижению кровяного давления и уменьшает частоту сердечных сокращений человека.
  • За счет привлечения животного часто получается сократить дозы медикаментозных препаратов в случае ряда заболеваний.
  • Животные помогают снижать частоту дыхания у тревожных пациентов.
  • Общение с животным связано с выделением множества гормонов вроде фенилэтиламина, «ответственного» за эмоциональную теплоту, симпатию, сексуальность.
  • Если в терапевтическом сеансе участвует животное, у клиента отмечается снижение субъективного ощущения физической боли.
  • Животное позволяет больше расслабляться в процессе выполнения упражнений. Так, в ряде исследований отмечается, что пациенты на реабилитации были более мотивированы и получали больше удовольствия от сессий с участием животных; также в большинстве случаев терапевтической коммуникации с собакой у людей были зафиксированы более низкие уровни стресса.